?

Log in

No account? Create an account

[sticky post] Это я

Привет.
Это я:
40635139_320784042010044_4071798218319462400_n
За фото спасибо _radiant_.

Меня зовут Анна, я живу в городе Нижнем Новгороде, работаю специалистом допечатной подготовки, танцую танго и рисую.
Я феминистка, атеистка и чайлдфри, а по политическим убеждениям ближе к левым.
У меня скверный характер, короткая френд-лента и хорошая память.

Ссылка на начало комикса: https://dance-in-round.livejournal.com/876513.html (в данный момент не обновляется).

Эта запись была изменена 3.09.18.

Tags:

Когда нахожу что-то новое для меня, остро-интересное, яркое, трогающее.
Первым делом думаю - о, надо написать! Рассказать! Чтобы все! Чтобы никто не остался в стороне!
И сразу: нет, нет, не надо, это моё, моё, никому не покажу.
Потом включается рациональное мышление и сообщает двойственному чувству, что, во-первых, все и так знают, во-вторых, всем пофиг.

Это я снова собрала несколько совсем новых танд и сижу довольная.
Мелочь, а приятно.

Ах ты, черт, ведь блокнот я так и не нашла, а ведь были, точно были у меня неиспользованные блокноты...

Разнообразное бытовое

В выходные случилось некоторое количество приятных дел и покупок.
В субботу мы были на практике, потом гуляли с друзьями. Погода радует, закаты обалденные, можно бродить по набережной и почти не ёжиться от холода.
Кроме того, наконец купили мне настольную лампу (приятного зеленого цвета) и фен (дешевый, зато дует, как зверь).
Правда, мои мечты, что я как приду в воскресенье, как сяду рисовать - не осуществились. Потому что в воскресенье мы поехали открывать дачные сезон, а у нас там сломалась калитка, поэтому я помогала Мише вкапывать бетонный столб. А до этого мы тащили на себе деревяшки для починки.
(В саду цветут крокусы, набухли почки буквально на всём и бандиты-воробьи носятся, не разбирая дороги, с чужими перьями в клювах)
До занятия пилатесом мы как-то доползли, но вот после него я просто упала и фффссё.

А из внезапного случилось два: меня опять позвала диджеить Наташа, и я узрела нарисованную мной картинку с перашком в комментариях у едва знакомой женщины на фейсбуке.
Нет, три! Ещё я сегодня поутру успела договориться о взаимном рукоделии с КВ из Москвы, и теперь надо придумывать логистику с передачей единицы одежды.

Чуть было не схватила вчера в фикс-прайсе ещё одну книжку, но по здравом размышлении не стала. На неделе времени не будет совсем, а уж если она меня дождётся к выходным - тогда и куплю.
заплатиЯ как обычно слоупок: все давно эту книжку прочитали, кино посмотрели и забыли, а я только добралась.
Кино я, скорее всего, смотреть не буду. Нагуглила постер и уже по нему поняла, что всё не так, всё не то.
(Где, вашу дашу, большой черный парень? Обман везде)

Ну ладно. Если пролистать пролог авторки и забыть, как дурной сон, факты о существовании фильма, фонда и прочей возни вокруг (не слишком удачной, в отличие от книги), то сам роман отлично читается как метафора американской мечты наоборот.
В общем и целом это очень американская книжка. Как я уже писала раньше, общее настроение, ощущения от текста очень напоминают Кинга, только без триллера. Ближе всего к "Сердцам в Атлантиде".
Вся идея строится на простом допущении: если тот, кому помогли, в ответ поможет трем другим людям, то в считанные месяцы процесс охватит весь мир, все будут помогать всем и зла не будет более.
У самой авторки фокус не особенно сработал, как я понимаю. Но книгу она написала тем не менее вполне стоящую, потому что помимо детской идеи "давайте все дружить и не ругаться" она положила туда очень много человечности, изрядное колиество честности (почти до цинизма), много спокойных ненавязчивых размышлений о природе благодарности и много оптимизма.
Тест Бехдель к этой книге лучше даже не прикладывать. Но это не беда, потому что несмотря на то, что герои постоянно отношенькаются, страдают и мечутся, они попутно успевают продумывать и проговаривать очень важные вещи.
"- Может, потому я и не хочу быть взрослым.
- Знаешь, милый, по правде, никто не хочет. Бог свидетель, на меня это свалилось против моей воли."
Знакомо, да? Смотришь на людей вокруг (вокруг себя или сюжета книжного) и думаешь, что, по правде, никто из них не хочет быть взрослыми, но на них это уже свалилось или вот-вот свалится.
По большому счету, наша оценка поступков персонажей и/или наших знакомых в конечном итоге сводится именно к ощущению, что кто-то вот так и не стал взрослым, а всё продолжает выскальзывать из-под придавливающих обстоятельств и ответственности, пока они не приналягут покрепче, а кто-то, оказавшись взрослым, ломается и тащится кое-как, утратив радость жизни.
Вот, кстати, о хорошем: Арлин, мать условно-главного героя книжки, не сломалась. И не убегает от взрослости. Ей удаётся последовательно бросить пить, выгнать инфантильного мерзавца-недомужа и наладить новые отношения - не факт, что равноправные, но куда более здоровые точно.

Ну и мне очень понравилось, как по-разному говорят персонажи. Рубен говорит как образованный человек, Арлин - как женщина с живым, хотя и необработанным системой образования, умом; её крестная Бонни звучит ровно так, как ждёшь от немолодой женщины, всю жизнь прожившей в небольшом городке и (наверное) положившей большую часть жизни на хлопоты по хозяйству и тяжелый труд.
Вроде бы, нехитрые приёмы:  Арлин любит присказки и "детские" ругательства и выражает глубокие, мудрые мысли спотыкающимся школьным языком. Бонни вылепливает короткие, точные фразы на грани откровенности и грубости. Журналист Крис Чандлер изъясняется гладким, почти утратившим индивидуальность языком, этакой правильной речью без особенностей. Да и остальные - у всех свои особенности, поэтому читать - извините за пошлое надоевшее слово - натурально вкусно почти физически.
Представляю, каково было переводчику со всем этим богатством.
Намеренно ничего не пишу о Треворе, главном герое книги, которому выпал жребий реализовать идею авторки о таком простом и доступном всеобщем добре. Он... извините, почти никакой. В попытках сделать его "необычным мальчиком" Хайд просто сделала его НЕ мальчиком вообще, а какой-то странной конструкцией. Местами он ведет себя слишком по-детски для обозначенного возраста; местами наоборот являет несвойственную школьнику мудрость. Хотя... может, я просто давно не имела дело с живыми детьми. Тут уж судить тем, у кого свои в средней школе учатся, может, они такие и есть.
И, не буду сильно спойлерить, но именно поэтому грустный финал воспринимается как-то отстраненно. Как будто произошедшее не авторский приёмчик по выжиманию слезы, а закономерный итог развития персонажа.
Мне, кстати, понравилось своего рода возмездие, настигшее самого противного персонажа в книге: его буквально все выкинули. Жаль, что в реальной жизни даже такой ошмёток мужика вскоре кто-нибудь подберет и приспособит к жизни...

maiorova, как вы считаете, стоит положить в Фем-букс, или такое старьё уже все знают? Я просто обалдела, когда оказалось, что это уже даже давно экранизированая вещь, а я как-то и не слышала о ней никогда.
Читаю довольно странную книгу, тоже купленную в фикс-прайсе.
На обложке куча глубокомысленных и "мотивирующих" словечек (типа, знаете - один человек. два дня. три собаки. они изменили мир! - и прочая хрень), в предисловии тонна типично американских рассусоливаний про то, как авторка внизапне столкнулась вот с этим-то, и жизнь её переменилась, и она осознала... и так далее.
А внутри, меж тем, довольно неплохой роман, чем-то напоминающий Стивена Кинга, только без триллера. Такое, типичное: небольшой город, школа, разнообразные типажи обывателей от бомжей до местной мелкой элитки. бабушки, официантки в баре. Одинокая мать воспитывает смышленого мальчика. Как там было в "Сердцах в Атлантиде"? Он чувствовал, что мать его любит, но понимал, что не очень ей нравится.
Язык ещё довольно необычный, некоторые персонажи своим внутренним монологом прямо ставят в тупик.
Но в целом мне скорее нравится. В Фем-букс это не пойдёт, скорее всего (хотя написала женщина), но у себя коротенечко напишу, когда дочитаю.

Tags:

...акации.
Не представляю, что я буду с ними делать, видела я те деревья.
Не уверена, что их можно бонсаить, но так или иначе первые года два-три их точно лучше держать дома, в тепле.
IMG_20190418_074647
Лазурь Перед нами очередная книжка из фикс-прайса. Мой экземпляр в мягком переплете, а эта картинка с книжного сайта.
Типичная "утешительная книжка" про хорошую девочку, которую постигло несчастье. Но поскольку это хорошая американская девочка, она будет очень стараться, и всё у неё будет хорошо: бизнес заладится, потерянное найдется, запутанное распутается и новое окрепнет.
Что раздражает в именно американских книжках этого жанра - совершенно одинаковые героини. Белая девушка из полной благополучной провинциальной семьи нижней трети среднего класса. Чек ёр привелиджис, гёрл, каждый раз, когда тебе кажется, что тебе очень тяжело. Из-за этого примерно сразу понятно, что Эйми будет в порядке, какие бы мелкие досадные недоразумения ни происходили вотпрямщас. Даже если в начале книги кажется, что тут у нас прямо трагедь-трагедь. Неа, не трагедь.

Из хорошего: в книге описано две любовных сцены, в обеих мужчина использует презерватив. Ура описанию защищенного секса. Кое-как формально проходит тест Бехдель, когда Эйми и её подруги обсуждают будущее, бизнес и жизнь вообще.
Из плохого: основная масса персонажей совершенно картонные; интересные "производственные" сюжеты (типа той же подготовки кафе к открытию, готовки или рисования) описаны смазанно, а то и вовсе пропущены кульбитами типа "а вот тут у нас прошло полгода". Интрига слабенькая, всё ясно даже раньше, чем авторка объясняет. Линия с ясновидящей вообще полный фейл, не нужна она там была. То есть, какой-то человек, который бы донёс информацию, был нужен, но совершенно необязательно было вводить в этом качестве гадалку-ясновидящую, да ещё цеплять её к прошлому другого героя. Это вот избыточно, надуманно и изрядно мешает: линия этой гадалки просто сунута, так сказать, концом в воду. Была и не стало. Фу так делать!
Зато кое-где живенькие колоритные описания событий, очень нежная юнаю любовь и не менее милая - взрослая. Можно читать, если душа запросила "про любовь без соплей". Не без "и сейчас же соски затвердели", но этого мало, буквально намёком.

Tags:

о чём же таком ценном я хотела написать, когда меня дернули сразу в трех направлених по разным поводам?
если важное - вернется. а если не вернется? бывают сиюминутные озарения, которые, если не поймать и не приколоть к воображаемой бумаге, как мысленную бабочку, моментально истаивают в воздухе.

что-то о том, как я шла утром и вдруг осознала уровень шума вокруг?
что-то о том, как я танцевала в воскресенье?
(хорошо танцевала, но проклятая правая нога заболела опять после того пола)

на солнечных местах цветут безумные весенние цветы. ошалевшие примулы, чокнутые подснежники, бесноватые пролески и совершенно невменяемые фиалки. фиалки, карл! на улице плюс восемь, но все эти ушибленные первоцветы вылезли и торчат, всем своим видом показывая, какого они имели в виду насчет погоды.
смотришь на них и внезапно понимаешь, что жизнь происходит прямо сейчас.
Byanka_Marais__Poj_dazhe_esli_ne_znaesh_slovМожете считать меня глуповатой слабоватой тёткой, но двух вещей я про эту книгу так и не поняла: зачем её так назвали и зачем её так издали.
О, идея с цетными форзацами прозрачная, коричневый и розовато-бежевый, как кожа одной и второй главных героинь книги. И про песни, которые иногда подхватываешь, не зная слов, тоже понятно. Но не легло мне ни название, ни вот  эта "африканистая" полиграфия с, как бы это выразиться, юзерпиками тех, от чьего лица в данный момент ведется повествование. Хотя, отвлеченно говоря, сама книга (как вещь, как объект) - тянет на маленький визуальный и тактильный оргазм.
Однако, контраст с содержимым - как доской по уху.

В описаниях и отзывах пишут про "легкий юмор", так вот - юмор имеется.  Люди ведь смеются и умирая. Улыбаются и разбитыми губами. В этой книге достаточно смертей и разбитых губ, чтобы её было не очень легко читать. Но... юмор имеется.
Она очень хорошо, на мой взгляд, написана. У обеих героинь - Бьюти, чернокожей, почти пятидесятилетней, сильной и умной, и Робин - белой, десятилетней, невротичной... и тоже умной, есть свой "ментальный слепок", своя интонация, свой образ. Они там все очень яркие, в этой книге. Мальчик-сосед, цветной уборщик ("пониже, чем белый, но повыше ниггеров"), социальная работница, родители Робин, её тётка и даже... не буду спойлерить. Но вот "и даже" очень удалась, особенно процесс схождения на нет, прощания и как бы выздоровления.
Я мало знаю об апартеиде и только самые общие вещи о том, как режим пал. Ничего не знала про трагические события, точнее - про их масштаб и специфику. Конечно, полноценные лекции по теме книга не заменит, но таким же как я неосведомленным даст примерную картину. Может быть даже в каком-то смысле очень точную с эмоциональной точки зрения.
Мастерство рассказчицы: самые страшные моменты нам показывает и описывает десятилетняя Робин. Не потому, что они объективно самые ужасные, а потому что она маленькая ещё, и свалившиеся на неё горе, перемены и заботы ей совершенно не по возрасту. Нам как будто масштабируют: вот столько может перенести взрослый, это страшно, но это сегодня кончилось и завтра началось другое. А вот столько свалилось на девочку, и она никак не может пережить, не может выбраться в "завтра", выдохнуть и передохнуть. При том что ей объективно повезло (осталась жива, оказалась под опекой родственницы и так далее). Отдельно трогает, как Робин в попытках защититься от потери и неопределенности классически косячит - и классически же переживает раскаяние. Мне кажется, такое испытание собственным эгоизмом мы все прошли в какой-то момент.
Полагается, наверное, отметить, что текст Бехдель пройден со свистом почти сразу и многажды после, на протяжении книги. Тут очень много женщин, они много разговаривают, и темы их разговоров очень разнообразны, от бытовых до мировоззренческих.
Но мне куда интереснее показались другие вещи. Естественное описание мультиязыковой среды (для Африки это, кажется, норма, когда не слишком грамотные люди тем не менее знают два-три языка живущих рядом общин?). Будничное описание гонений и насилия, которым подвергаются гомосексуалы. Бытовой антисемитизм и национализм. Работа подпольщиков. Соседство обычной благополучной "белой" жизни и чудовищной, опасной, бедной "черной". Работа горя, то, о чём начали писать и говорить относительно недавно и что всё ещё часто считают у нас западной блажью, ерундой, выдумками психологов.
Не жалею, что купила, хотя читала в несколько подходов, порциями.

Очевидное

все самые "трогающие" и задушевные стихи, которые так любят репостить люди - вот это всё про котика, который смерть прогнал, и про Юру, который увидел, что дух святой парит в небе - обслуживают наш страх смерти и отторжения, на самом деле.

они работают, да, потому что отторжение это самый ранний, самый жуткий страх из далекого доязыкового детства, и найти способ его ткнуть можно у любого человека. отторжение и смерть, смерть как результат отторжения; найти способ задеть за него - и читатель твой, он уже готов, у него сопли подступили к носу и в горле ком.
(чем виртуознее мастер, тем давление тоньше, боль мягче, страх ласковее)

всё мы ищем, кто нас обнимет, заслонит от черной бездны. внешним умом вроде бы осознаешь, что ничего нет после, а глубинное всё дергается в попытках найти первое идеальное состояние защищенности сытого младенца на ручках.

Latest Month

April 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel