December 9th, 2020

winter

Рассказывать истории

Я довольно бодро пока что рисую свои "100 дней зимы". Боялась, что не сумею рисовать достаточное количество кадров ежедневно, но шаблон с шестью квадратами значительно упрощает дело: просто надо уместиться в них. На самом деле, квест скорее не в рисовании, а в том, чтобы придумать на пустом месте историю и изложить её в шести кадрах.
Иногда это и не история вовсе, а сущая ерунда. Иногда я весь день хожу и думаю - ну не о чем, не о чем рисовать! - а потом сажусь и рисую.
Всегда изумлялась: из какого пальца высасывают сюжеты авторы таких микро-комиксов, как вообще можно придумать историю практически из ничего?
Можно, выходит.

Очень хочется вложить в картинки ещё что-то, какой-то смысл, что ли, идею, но с этим пока так себе. Акынствую, что увижу - то пою.

Кроме того, немного работаю, немного читаю, немного занимаюсь разными накопившимися делами. Обнимаюсь с котом, навещаю бабушку и вообще несколько размазываюсь.
С огорчением констатировала, что где-то продолбала папку с коллекцией электронных книжек Ле Гуин. Хотела перечитать "Толкователей", но их теперь совершенно невозможно найти в полной версии, а покупать на Литресе жаба давит. Внезапно нашла "Левую руку тьмы" на испанском, начала читать - ох и странно же оно воспринимается-то. Я же её почти наизусть знаю, а тут вдруг всё как-то иначе и картинка в голове вся перекосилась. Эффект интересный, продолжу и посмотрю, что будет дальше с восприятием.

Графомань моя пока что подвстала. Я примерно понимаю, куда дальше рулить, но, хм, иссяк запал. Надеюсь, временно.
Вообще, ощущение, что я как бы чуть вылезла из болота, но недалеко, и сил пока немного, поэтому я то ползу-ползу, то ложусь и размышляю.
Совесть немного мучает, не без этого, но делать сверхусилия по убарыванию себя не хочу.

Зимний мир, бедный цветом, обостряет зрительный голод, заставляет взгляд бессильно метаться в поисках даже самых крошечных проблесков яркости.
Сегодня я надолго остановилась на улице, глядя на белый дым из трубы, просвеченный и оплавленный по краям золотым вечерним солнцем.
Это было как ласка. Как глоток вина. Как музыка.