Анна (dance_in_round) wrote,
Анна
dance_in_round

Categories:

О чудесах

Этот слабенький маленький рассказик был написан мною еще на позапрошлой работе - написан под настроение, в соответствующем состоянии и без особой цели.


Нет никаких чудес.


Насморк - это плохо. Насморк, заложивший тебе нос в конце весны, в пору самого цветения, посреди прекрасной погоды - это пинок судьбы. Если же при этом ты вынуждена сидеть на работе, вперив в монитор красные от усталости и болезни глаза, то верить в совершенство мироздания не получается совсем.
И Светка не верила. Она просто сидела ссутулившись за своим компом - крайним дальним, кстати сказать, делала вид что работает. Сморкалась постоянно, извела уже почти весь рулон туалетной бумаги, пила чай литрами, капала в нос. Все эти отчаянные меры, конечно не помогали - ясен пень, простуда, лечи ее, не лечи - неделю проболеешь. У Светки шел третий день, самый смак, сидеть бы дома. Лежать, точнее.
Близился обед. Светка допила очередной стакан чаю, засморкала очередные два метра туалетной бумаги и мысленно взмолилась неизвестно кому: да пусть бы уже хоть немного полегчало! Пусть бы чудо случилось, иначе я тут вымру, как класс. Как динозавр, вернее, заметила она сама себе, в очередной раз поймав себя на использовании паразитного, глупого и повсеместно в конторе используемого выражения. 
<>
Ее размышления прервал гражданин начальник: повернувшись вместе со своим здоровенным креслом, начальник отдела Гоша спросил:
-Квартиркина, ты на обед пойдешь?
Светка сдержалась. Ее фамилия (Каморкина, спасибо па-поч-ке!) неизменно вызывала в окружающих нездоровое желание подколоть. Плевать. И так плохо, еще не хватало собачиться с Гошей. Урод.
Светка встала, потрогала опухший и саднящий нос, ответила:
-Я до аптеки, наверное.
Ей в спину кто-то что-то сказал насчет "вредно столько лекарств", она не вслушалась. Если бы вам такую простуду. Мутанты, гоблины, достали все.
На улице ей сначала полегчало - прохладный ветерок, свежий воздух. Но потом она перешла улицу и попала как раз в клубы зловонного дыма, испускаемого асфальтоукладчиком. Едва не задохнувшись, зажимая враз отекший нос, Светка побежала прочь в сторону парка, а дым, зараза, словно нарочно тянулся за ней. Через пару десятков метров вонь отпустила, Светка перешла на шаг, чувствуя, как в голову колотит пульс. Сердце выпрыгивало из горла, само горло пересохло, в глазах слегка плыло.
Она пошла по бульвару, держась одной рукой за нос, другой за прыгающее сердце. Со стороны, наверное, смешно. Сама бы посмеялась, если бы не было так плохо.
Наконец, ей удалось добраться до парка. Обычно Светка ходила по дорожкам в самой глубине, под ветвями старых благородных деревьев - то есть, это ей думалось так: почтенные, благородные деревья. Это было романтично и немного как бы ретро. Светка любила играть сама с собой в такие нехитрые аналогии - как бы ретро, как бы приморский город, как бы заброшенный мир. Как бы таинственный незнакомец. Обычно это помогало отвлечься от жизни и немного прийти в себя. Сегодня деревья не были ни почтенными, ни благородными. Солнечны свет не пробивался сквозь легкую вязь листьев, и не веял нежный Ариэль, и даже лебеди в пруду были унылыми, полуощипанными птицами. Светка снова сдержалась, не плюнула со злости в воду, а пошла себе тихонечко туда, где цвела извилистая широкая канава, именовавшаяся здесь "озеро".
Возле воды было свежо, к самому берегу подходили два очень больших, очень старых дерева, названия коим Светка не ведала. Прямо под деревьями на песочке лежали две лодки, одна кверху днищем. Песочек был грязный, в нем в изобилии водились мелкие следы присутствия человека: пробки от бутылок, сигаретные окурки, неопознаваемые бумажки разных цветов и фактуры. Так что и песочка-то, по правде сказать, было меньше, чем этих маленьких, в большинстве своем безымянных кусочков.
Светка присела на корточки, поддернув джинсы. Наклонилась над спокойной поверхностью воды, посмотрела туда, за водную поверхность. Там был тот же песочек, те же окурки, только сновал между ними какой-то неизвестный жучок, маленький, черненький, с мохнатыми задними лапками. Светка загляделась на жучка, на его торопливые и бессмысленные для человеческого глаза движения. Потом жучок куда-то порскнул в сторону, и Светке пришлось искать новый предмет для наблюдений. Тогда она и увидела первую монетку. Монетка обычная, десятикопеечная, торчала  себе косо на мелком месте, слабо отблескивая желтым серпиком аверса. Светка сунула в воду указательный палец (машинально отметила - теплая), ковурнула песок. Монетка вылезла вся, легла плоско, и Светка подхватила ее одним пальцем, взмутив близкое дно.
Обычные десять копеек. Мокрые и грязные. Светка встала и тут же увидела вторую - вторая, тоже десятикопеечная, лежала на полдороги от перевернутой лодки к воде. Светка бездумно подошла, подняла, соединив в ладони прохладную влажную из воды с сухой и горячей от солнца. И уже сознательно огляделась вокруг - что-то подсказывал ей, что где-то есть третья.
Третья, четвертая и пятая лежали на ступеньках бетонной лестницы, уходящей от озера вверх, к автостоянке. Светка медленно поднялась, подбирая разогретые солнцем металлические кругляшки. Самая первая монетка, вынутая из воды, уже успела подсохнуть, и теперь ее было, пожалуй, уже не отличить от остальных.
"Куда-то ведут", -подумала Светка, напряженно оглядываясь по сторонам. Следующую монетку ей пришлось искать почти пять минут, хотя она была у нее под носом - лежала за бетонным бордюром в траве. Чувствуя сильное волнение, Светка подняла и ее, подбросила всю кучку на ладони и спросила сама себя: что это? Предзнаменование? Знамение, то-есть? Чего? О чем? Она сжала кулак покрепче, чувствуя, как врезаются края монет. Она обругала себя романтичной дурой, но обмирающее томление внутри только усилилось - словно стояла она теперь перед кабинетом квантовой механики в родном вузе, и нет спасенья и отсрочки, ой, мама, что ж теперь будет... Светка сделала несколько неуверенных шагов вдоль бордюра...
И все кончилось. Тротуар дальше был чисто выметен - ни бумажки, ни листика. Невдалеке пожилой дворник махал метлой, сгоняя уцелевший мусор в невидный уголок, туда где кончается асфальт. Сжимавший светкины внутренности узел распался мгновенно, рука почти разжалась, и монетки в ладони теперь были просто мелочью, рассыпанной кем-то пьяным или просто рассеянным. Светка вдруг с новой силой почувствовала жару, заложенный нос, тоску и усталость. Обед кончается, пора возвращаться, и вот уже она идет по бульвару в обратную сторону, не думая, не волнуясь, автоматически вытирая нос вконец замурзанным платком. На углу Светка приостановилась и ссыпала мелочь из кулака в темную, скрюченную ладонь старенькой попрошайки. Та закрестилась, забормотала, но Светка уже шла дальше, чувствуя, как огромное, непосильное разочарование в жизни поднимается откуда-то из живота, растекаясь по плечам усталостью, и скоро плеснет в лицо, так что защиплет в глазах и сдавит горло...
Занятая своими переживаниями, она споткнулась об очередной бордюр и едва успела подставить ладони. Ударилась больно обеими руками, зашипела от боли, и, поднимаясь, увидела еще одну монету. Темный от патины кружок с едва проглядывающим рельефом лежал в пыли возлее ее правой руки. Светка медленно сгребла его саднящей рукой с целой горстью пыти вместе, разогнулась и, развернув ладонь, уставилась на свою добычу. 
Монетка была такого же размера, как и обычная десятикопеечная. Она было очень темной, очень затертой - словно вынулии ее как минимум из скифского кургана.Светка сморгнула набежавшие слезы, и тут ее кто-то похлопал по плечу. Она вздрогнула, слоно ее за неприличным застали, обернулась - Вадик, коллега. 
-Ну, что нашла? -спросил он с тихой, беззлобной усмешкой.
-Деньгу, - ответила Светка, - Какую-то старую темную деньгу.
-Покажи, - он, не дожидаясь разрешения, взял монетку со светкиной ладони и повернулся к солнечному свету. Пробормотал: "Странно..."
-Чего? -спросила Светка.
-Вот, - он сунул ей в лицо раскрытую ладонь, - Какой год? 
Светка ткнулась чуть не носом. Цифры расплывались перед глазами, она сердито протерла все еще мокрые глаза... и у нее снова все сжалось внутри. Цифр не было. Были маленькие буквы. Или не буквы. Были странные значки, похожие на корейские иероглифы устройством - палочки и кружки. Светка метнулась взглядом по монетке - в центре был вовсе не герб. Не наш герб. Там был гордый орлиный профиль молодого мужчины. С повязкой на коротких волосах и треугольным чем-то у плеча. Чем-то вроде застежки.
-Это...- У Вадика охрип голос. Светка еще раз осмотрела монетку, и ей вдруг стало стыдно Вадика, его непонятного волнения (совесть подсказала - а сама-то?), и, перебарывая в себе этот неуместный подъем, Светка сказала:
- Вадь, да она просто ненастоящая. Наверное, это была заклепка с джинсов, или такая декоративная, знаешь, от монисто... Полежала в грязи, приобрела благородный вид...
- Ты думаешь? - Вадик неотрывно глядел на монетку.
- Да точно. Я сначала тоже повелась... знаешь, - она доверительно придвинулась к его плечу - Мне в парке попалось странное место - там было рассыпано полно десятикопеечных монет. Я их собрала, а потом...
- Где? - перебил Вадик.
- Ну, знаешь, у озера, там лодки лежат. Там, за стоянкой, - Светка ощутила неловкость и стыд, словно обманывала ребенка, рассказывая о чудесной стране с конфетными деревьями. Вадик сжал ладонь, закрывая монетку (Светка подумала, что так и не видела оборота), и сказал:
- Я пойду прогуляюсь дотуда. Можем вместе, - он заглянул светке в лицо. Его длинная, бледная физиономия и бесцветные глаза почему-то вызвали у Светки резкую неприязнь - а ведь три года знакомы, и всегда были в хороших отношениях. Светка отстранилась, поправила волосы (универсальное женское движение для преодоления неловкости) и, чуть ли не фыркнув насмешливо, ответила:
-Да ну, нафиг. Нагулялась уже. Видишь, у меня и так сопли до колен висят. Башка трещит, опять же. Я - пас.
Вадик опустил голову, сказал:
-Ладно, я пошел. 
И быстрым шагом отправился в том направлении, откуда сама она только пришла. Светка проводила его взглядом, несколько искусственно хмыкнула и побрела назад в контору.

Через три дня, когда насморк пошел на убыль, и Светка начала воспринимать реальность более адекватно, до нее дошли разговоры коллег. Вадик больше не появлялся на работе. И вообще он больше нигде не появлялся. Приходили менты, спрашивали, им отвечали, но мало и не слишком подробно - Вадика никто как следует не знал. Светка тоже отвечала, но про монетку не рассказала - потому что где-то внутри понимала, что только так сможет убедить себя, что ничего не было, что ничего никто не находил, что никто никуда не пошел и нет никаких чудес на свете.

Tags: сочинять
Subscribe

  • (no subject)

    Два дня жила в треть силы из-за головной боли. В понедельник приволокла из сада ведро сливы, естественно, удолбалась и упала лежать с больной…

  • Также безумное

    Второй день подряд плотно обдумываю задания для игры. Первое я сделала почти легко, хотя не представляю, как вообще можно оценить правильность такой…

  • Вернулась

    Санскрин и купальник не понадобились: вчера вечером погода испортилась. Но я успела погулять, подышать соснами, порисовать, спилить сломанную грушу,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments