Анна (dance_in_round) wrote,
Анна
dance_in_round

Categories:

Эме Беэкман "Возможность выбора"

В аннотации к этой книге сказано, что авторка решает вопросы, встающие перед новой, эмансипированной женщиной в новом мире. Это описание так оптимистично, так неверно, и одновременно так много говорит о времени, когда писались и издавались книги - конце 70-х и начале 80-х годов 20 столетия.

Разумеется, героини Беэкман выглядят вполне эмансипированными с точки зрения первых феминисток и даже феминисток второй волны. Самостоятельные в принятии решений, сильные, образованные, добившиеся определенных успехов на профессиональном поприще, они на первый взгляд не выглядят "порабощенными патриархатом".

Зато со вторым взглядом все куда интереснее.

Регина, главная героиня повести "Возможность выбора", не может довольствоваться жизнью, которую ведет. Работа, развлечения, необязательные встречи с мужчиной (или мужчинами - эка важность) наскучивают ей. Она видит странные сны об одиночестве и все больше думает о том, что, по ее мнению, обязательно должно быть в жизни каждой женщины - семье. При этом ее размышления вовсе не касаются того, что принято считать основой счастья - она не думает о любви. Пресытившись отношениями с мужчинами, утратив романтические заблуждения, Регина тем не менее внимательно наблюдает за собой, за своими подругами, довольно безжалостно препарируя основу их женских дружб и компанейских отношений, формулируя для себя простой вывод: чем довольствоваться суррогатом семьи, кучкуясь с подобными себе одиночками, не лучше ли создать семью настоящую?

Тут хочу коснуться немного языка и стилистики. Вначале Регина, думая о себе и подругах, все время упоминает о возрасте и перспективах; авторка, ведя нить мыслей героини, делает это довольно резко и откровенно, заставляя ту с горькой иронией и даже сарказмом раз за разом возвращаться к понятию "старая дева". За этими насмешками узнаваем страх, внушенный и внушаемый женщинам поколение за поколением, страх оказаться ненужной, не выбранной, не используемой. Однако, этот страх и этот сарказм сойдут на нет в ту же минуту, когда героиня получит от судьбы подарок и шанс взять свою жизнь в свои руки. Изменится даже выбор слов, потому что полностью изменятся приоритеты и цели.

Появится другое. Удивительная раздвоенность, проходящая через всю книгу, противоречие между словами, которые использует Беэкман и интонациями, вложенными в эти слова. Раз за разом авторка своим текстом, мыслями героини подчеркивает: то, что придумала Регина, ее план по созданию идеальной семьи аморален, баззаконен, противен всем человеческим обычаям. И раз за разом сквозь намеренно тяжелые, нравоучительные фрагменты ясно видно одобрение и подбадривание. Ты делаешь то, за что тебя осудили бы люди, но ты не делаешь ничего плохого. Ты подобрала "с улицы" беспутного раздолбая и предложила ему сделку. Дом, семья и жена с высоким социальным статусом в обмен на приличное поведение и "наличие штанов в доме". Ты сделала его невольным соучастником своего плана, заставив служить вывеской "дом, семья", скрывающей твоих полученных от невольных же доноров детей. Что нужно для семьи? Мужчина, который считается отцом, женщина, которая является матерью и дети. Регина собрала свою семью, как паззл, выбрав своим детям благополучных и красивых биологических отцов, а законного мужа приучив к порядку и спокойной размеренной жизни.

Все бы ничего, и, возможно, за Регину - которая на протяжении всей книги боится разоблачения и предательства, но тем не менее уверена в своей правоте - можно было бы порадоваться. Вот только проблема, которую она решает таким оригинальным способом, вовсе не новая. Проблема "создать семью" хотя и подается здесь под соусом изменившихся нравов и беспутной городской жизни, на самом деле, лежит в иной плоскости. Нравы как раз изменились слишком слабо, поэтому Регина и вынуждена придумывать сложную конструкцию, грозящую обвалиться от малейшего слуха-ветерка. Ей ведь нужен МУЖ - мужчина, который своим существованием делает допустимым ее детей, ее жизнь, ее поведение. Старый добрый патриархат, никаких новых проблем. Регина нашла решение, вопрос в том, стоило ли оно тех усилий.

Финал книги точно разрубленный гордиев узел: в один миг героиня избавляется от многолетнего страха разоблачения и испытывает сильное разочарование, поняв, что до ее детей, до нее действительно никому нет дела - даже их биологическим отцам. Авторка оставляет нас в неведении относительно мыслей героини, лишь сообщив нам, что, идя домой, та ощущает ужасную пустоту. Что это значит? Облегчение или запоздалое понимание, что вся ее сложная игра, все построения, в сущности, были бесполезной данью уходящим условностям?

Надо сказать еще пару слов о доме. Дом, который получает героиня в наследство, имеет огромное значение для нее. С самого начала он выступает то в роли предполагаемой обузы, то как искушение, превращаясь потом в реальный, зримый символ новых возможностей. Дом - место, где может жить семья. Дом - ценность, которая ложится на чашу весов, когда избранник Регины принимает решение. Дом - крепость и он же вместилище семейной истории. Очень заметно, как меняется его место в тексте и в мыслях героини от слишком чужого, слишком крупного объекта, занимающего собой все внимание и обзор, до привычного фона, полностью своего и слившегося с жизнью.

Надо сказать, я взяла эту книгу на фримаркете только из любопытства и из-за аннотации. Мне казалось, что это будет очень смешно - почитать, что писали о женщинах, браке и семье в конце ушедшего века. Но авторка меня по-хорошему удивила. Обе повести полны женских персонажей, очень разных и живых. Они общаются друг с другом, работают, развлекаются, размышляют и переживают жизненные трудности, все время находясь в фокусе внимания авторки, ни на минуту не уходя в тень "за мужчину", даже тогда, когда мнение мужчины обманчиво ясно выступает не первый план. И они казались мне время от времени больше моими современницами, чем некоторые ровесницы, а описываемое время более продвинутым в феминистическом отношении, чем окружающая нас действительность.

Правда, несколько пессимистическую ноту вносит само название книги. Возможность выбора? Условная, относительная, внешняя иллюзорная возможность… При ближайшем рассмотрении твой выбор выглядит как выбор из двух зол. Даже борьба с патриархальными установками оборачивается следованием им же.

Получилось довольно много текста, никак не могу писать кратко про такие интересные вещи, поэтому про вторую повесть, "Возможность отречения", буду еще писать отдельно.

Tags: книги, находка, феминизм, хорошее
Subscribe

  • Танговское

    Иногда так хочется взять и вылепить всё, что думаешь, вот прямо от печёнок, от самых селезёнок правду-матку врезать в нос. Но нельзя. Этика-шметика,…

  • (no subject)

    Кстати, одна из причин, по которым я давно уже стараюсь не критиковать перподов в танго. Нет, я могу в узком кругу пройтись по характеру сами знаете…

  • Тело, стандарты, достоинство и самоирония

    Вчера с мужем коротко поговорили про Селесту Барбер - активистку и стендапершу, актрису и писательницу. Муж считает, как я поняла, что, независимо от…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 13 comments

  • Танговское

    Иногда так хочется взять и вылепить всё, что думаешь, вот прямо от печёнок, от самых селезёнок правду-матку врезать в нос. Но нельзя. Этика-шметика,…

  • (no subject)

    Кстати, одна из причин, по которым я давно уже стараюсь не критиковать перподов в танго. Нет, я могу в узком кругу пройтись по характеру сами знаете…

  • Тело, стандарты, достоинство и самоирония

    Вчера с мужем коротко поговорили про Селесту Барбер - активистку и стендапершу, актрису и писательницу. Муж считает, как я поняла, что, независимо от…