Анна (dance_in_round) wrote,
Анна
dance_in_round

Categories:

Роберт Джексон Беннетт, "Город лестниц"

59505Сегодня я не сдержалась и таки дочитала прекрасный фэнтези-роман, который целых три дня радовал меня буквально всем - сюжетом, языком, персонажами, атмосферой и идейным содержанием. Читала я его аккуратно и небольшими порциями, чтобы наподольше хватило, но вот сегодня не сдержалась, и увы.
Люблю объемные, многослойные вещи, где фантастическая или магическая составляющая - не самоцель, а просто одно из условий, один из законом мира, в котором происходит действие. Тут именно так. Чем-то эта книга напоминает цикл "Помни о жизни" Астаховой и Горшковой, который тоже мне очень хорошо зашел. Однако, здесь мы имеем один роман, а потому автору пришлось сконцентрировать события, отжать всю возможную воду, стянуть связующие нити до предела. В таких случаях часто текст усыхает до картонного пыщ-пыщ шутера, в котором, как в компьютерной игре, беготни и криков больше, чем мысли. Так вот, здесь - иначе. Действие развивается быстро, но не теряя равновесия; персонажи бегают и вопят - но не теряют индивидуальности, а их отношения живые и наполненные смыслом.
Главная героиня - Шара Комрад - оперативница спецслужбы, женщина широко образованная и в житейском отношении весьма неглупая. Иногда (ну ладно, два или три раза всего) она заставляет вспомнить о небезызвестной Мэри-сью, но только мельком. В конце концов, от мери-сьюизма у нее есть две железные отмазки: она, по описанию других персонажей, "невзрачная серая мышка", и к тому же имеет большие проблемы семейного и личного характера. С которыми, кстати, красиво и со вкусом разделывается ближе к финалу.
Про губернатора Мулагеш я уже писала, она великолепна уже потому, что автор, поблагодарим его за это, пишет ее портрет исключительно безоценочно, приемами фотографически честными и репортажно краткими. Женщина-военная, играющая свою небольшую, но важную роль в региональной политике, годы и годы живущая среди враждебного местного населения, держа баланс между интересами державы и простым человеколюбием. Гром-тетка, которая для успокоения нервов пробегает несколько миль под дождем, которую уважают подчиненные, и доверяют ей настолько, чтобы - иногда - честно говорить с ней о потребностях личного состава. Потому что она прислушивается, и они это знают. Крепкая боевая лошадка, которая думает о Шаре как о "бедной юной девочке". Шаре около тридцати, Мулагеш - полтинник, и она, в сущности мечтает только о переводе куда-нибудь на южные тихие острова. Вместо этого юная девочка заставит ее побегать, устроит в ее городе аццкий бардак, предотвратит гибель мира и убьет божество... В общем, они подружились, да.
Кстати, по ходу действия Беннетт разделывает на лоскуты столько типичных фэнтезийных стереотипов, что душа радуется. Страшенный помощник Шары - северный варвар, Сигруд, которого в начале мы видим стереотипным громилой наподобие мистера Вандемара из "Никогде" Геймана, обретает неожиданые черты, то становится чуть ли не благородным дикарем Волкодавом, то принцем в изгнании. Столкновение чудес и физики предстает не конфликтом "верю-не верю", а объективной проблемой, у которой в релаьности книги просто пока нет объяснения. Божества могут быть убиты, потому что все-таки физика работает, и благодаря ей божествам неподвластны некоторые процессы. И, кроме того, сами божества оказываются подчинены непостижимым законам веры, из-за которых их действия и слова оказываются зависящими от "равнодействующей веры" их последователей.
Выглядит ужасно запутанно, да так оно и есть. В конце книги последняя уцелевшая богиня отвечает на вопросы Шары, но от этих вопросов и ответов толку чуть: не объяснить все устройство мира за время, пока выпивается чашка чая. Или даже две. Особенно если ты, богиня, сама толком не знаешь, почему все так.

Кроме всего прочего, это еще и очень социальное фэнтези. Фон событий состоит из жизней тысяч людей и судьбы огромных территорий; попутно мы наблюдаем все то, о чем в фантастическом и фэнтезийном жанре стало принято писать не так уж давно, а именно - последствия великих битв, усилия людей выживать в трагически изломанном и изменившемся мире, равнодушие политических вершин к бытовым страданиям народов. Местами так живо написано, что аж болезненно.

Ну и напоследок отмечу, что последователи Олвос - мимими. Оранжевые балахоны, это, как минимум, красиво.
Tags: книги, фантастика, фэнтези, хорошее
Subscribe

  • (no subject)

    На фоне общего осеннего упадка сил уговорила московскую подругу рисовать совместный инктобер. Она не очень умеет, но она делает отличные разноцветные…

  • (no subject)

    В фейсбуке девы обсуждают осеннюю одежду. Мол, вот можно же так и этак, чтобы тепло, но красиво. Можно-то можно, но как-то всё получается, что где-то…

  • Видела я этот ваш Питер

    То и дело спрашивают - а почему вы не поедете в Санкт-Петербург, на марафон "Клюква"? Видела я этот ваш Питер в сентябре, хочу я сказать.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 8 comments