Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Орохон

Всем пофиг, но

Новый эпизод скоро будет.
У меня опять старая проблема: я никак не откалибрую старания между "это достаточно хорошо" и "надо ещё постараться".
На то, чтобы не стараться в общих планах, я дзен уже настроила, и упрощаю всё, что только можно, без потери восприятия смысла.
А вот заставить себя не переделывать по сто раз крупные и средние планы не могу, хотя и осознаю, что от этой переделки они не слишком улучшаются.
Стало проще с раскадровкой и диалогами, примерно определилась с развитием сюжета на следующий эпизод и с завершением первой арки.
И сама с собой договорилась, что пока не буду ничего дообъяснять и договаривать.
Пусть недостаток информации о мире и персонажах восполняется постепенно. А то у меня вечно мания всё объяснить с разбега.
Вот вам одна из персонажек, например. Очень недовольная.
она
Орохон

Возобновляю выход комикса! Восьмой эпизод первой главы.

Этот эпизод достаточно короткий, потому что в нём мало действия и много болтовни. Ну и потому, что я пока не вошла снова в колею рисования в фотошопе. Времени это занимает не так уж много, когда привыкаешь, но сейчас я каждый контур переделываю раза по три до состояния "ладно, сойдёт". Верну руке привычку и буду рисовать побыстрее.
Collapse )

Ссылка на предыдущий эпизод: Эпизод седьмой: Серая зона
Я планирую сделать в верхнем посте оглавление. Вряд ли оно очень нужно, но мало ли.
funny

Хулиганка

В очередном романе про инспектора Гамаша:
"Жан Ги Бовуар смотрел на приближающегося Армана Гамаша и ощущал непреодолимую потребность защитить его.
Он тут же опустил глаза и уставился себе под ноги, смиряя эмоции.
«Гормоны, – подумал он. – Чертова беременность»."

(У Жана Ги беременная жена, и авторка всю дорогу по-доброму стебёт инспектора, который из-за ожидания ребёнка стал нервным, сентиментальным и чуть ли не слезливым)

Вообще, сколько ни читаю, не устаю от таких мелочей в тексте. Спроси саму Пенни - вряд ли она скажет "я феминистка", но её книги написаны из базового убеждения, что мир должен быть миром равенства и человеческого достоинства. Люблю её за это тоже.
книги

(no subject)

Предыдущий флибустовский бот умер, попросила новый - дали в неназываемом, но этот как-то странно работает, и есть вероятность, что он тоже уже не совсем живой.

Нарисовала пару небольших иллюстраций, мелочь, но приятно.
Сейчас вот надо идти заниматься обработкой урожая, а мне очень хочется сидеть, читать книжечку и ничего не делать.
Но нельзя.

Скачала себе немного Мориарти, уговариваю себя: пойдём, немного поработаем на кухне, а потом - так и быть! - книжечку.
dreamer

(no subject)

С игры я, в частности, привезла тетрадку, исписанную "историями" для сдачи Стерху.
Некоторые из них - бред бредовый, а некоторые даже довольно интересные.
А что, если взять и превратить какую-нибудь из них в комикс?
Мне очень нравится одна книга с безумными волшебными комиксами, вот бы что-то подобное нарисовать.
книги

Читательское

В перерыве между всем сегодня начала читать ещё не читанный роман Луизы Пенни про Армана Гармаша - и ненадолго обрела славное чувство, точно домой вернулась.
Вот оно, ради чего люди читают книжные сериалы. Когда всех уже знаешь, как родных, аж лица видишь, и не надоедает, потому что авторка умница и точно дозирует иронию, глубину чувств, интригу, жесткость и доброту, красивые картинки - и страшные.

А вот с последними книгами Михалковой как-то... Не знаю. И правда, после книги, где Сергей был полон решимости послать нах загадочного пездюка Макара с его самовлюблённостью и склонностью к саморазрушению - всё опять съехало на то же место. Конечно, невозможно взять и перестать писать книги про удачный и любимый читателями тандем, но... Какой-то же должен быть, я не знаю, катарсис. Переосмысление. А нет, обойдёшься, читательница. Всё просто кончится ничем... Жаль.
dreamer

Аштрисёт(с)

Ох и мощную попаданскую жуть мне сегодня показало во сне!
Попала я во вполне современный культурный мир, что-то вроде Европы начала 20в. Во всяком случае, там был дворец, принц-юнец, которого всё время таскали в какие-то церемониальные поездки и блять Охранка.
Меня принцу приволокли в качестве развлечения, потому что я делала то, что у них не делают - рисовала.
(В этом мире из изображений были только орнаменты, жуть номер один)
Я помню, как в отстуствие принца сидела в очень небольшой пустой комнате и рисовала всё, что в голову придёт, на бесконечных листах бумаги, а у меня их все забирали.
А потом, когда он возвращался, я его развлекала - тоже рисовала, или рассказывала истории, вспоминая сюжеты книг.
(В этом мире не было художественной литературы, жуть номер два)
Потом однажды я сбежала и хотела добраться в некое место, где можно перейти обратно в наш мир. Но когда я ехала в трамвае, меня схватил бугай из Охранки. Схватил меня за шею и поднял над полом, и у меня было чувство, что он сейчас оторвёт мне башку, и начал мне в лицо шипеть, что я отродье дьявола, что я украла душу наследника, и что мне место на каторге. А потом выкинул меня из трамвая. И мне во все было очень жутко, но более всего не от боли или шипения, а оттого, что у бугая этого на теле были открытые раны с запёкшимися краями, в которых виднелось тёмное подсохшее мясо - это было видно из-под одежды.
Когда меня выкинули из трамвая, я поднялась с земли и потащилась куда-то во дворы, а дворы стали ровно как наши местные, и осень -астры и золотые шары на клумбах. И я заползла в какую-то беседку типа курилки, и тут ко мне подошла женщина с чемоданчиком и говорит: вам нельзя тут находиться. Мне стало совсем уж безнадёжно тошно, и я сказала: да арестуйте меня уже, отвезите в тюрьму, мне всё равно некуда идти. И она положила свой чемоданчик на скамейку и сказала: сидите тут, я сейчас вернусь. А рядом с беседкой появился ещё один тип из Охранки и спрашивает: может, прямо тут её шлёпнем? Нет, говорит женщина, нам такие нужны, сторожи. И ушла.
Чемоданчик вдруг открылся сам, и из него вылезли многочисленные листы бумаги из нашего мира: какие-то листовки и рекламки, брошюры, просто обрывки с надписями. Я стала перебирать это всё, и увидела кусок тетрадного листа с очень примитивным рисунком: полукруг и две стрелки, и возле одной надпись, что-то вроде "при условии правильного угла". Я поняла, что это возможность побега, и сидела, пялилась на этот рисунок, пытаясь запомнить, но проснулась, так и не запомнив до конца.

Давно не снились такие длинные сюжетные сны. И так дико страшно мне тоже давно не было.
dreamer

Опять разное

Закончила ещё один горшок. Наконец слепила то, что хотела по своему собственному эскизу. Очень странная байда получилась, но так если смотреть - ничего необычного в целом. Немного от трипольской керамики, ну и ножки, потому что мне просто дико хотелось сделать байду на ножках.
Следующим номером я буду лепить кошку - не спрашивайте, мастер сказал кошку - значит, кошку.

(Параллельно с этим один из заказчиков хочет от меня рисунки котиков, и я рада, но предвижу, что судя по ТЗ заколебусь неиллюзорно)

В выходные сшила Рыжей Груше немного одежды. Дошиваю и надеюсь, что будет нежаркая мягкая погода, которая позволит пойти пофоткать.

Также ушла в очередной читательный запой, читаю книгу "Сто лет" норвежки Хербьёрг Вассму, книга очень большая во всех отношениях. Семейные саги - один из моих любимых жанров, но тут ещё везде сплошное море. Холодное, страшное, сочится через сюжет, убивает, разъединяет, пугает, обнадёживает. Жизнь возле моря, мысли о море, море как источник дохода и источник проблем. Ну и люди, конечно: традиционно для книг о прошлом всех жалко, все бесят, всех хочется спасти для лучшей жизни, а они болеют, умирают, страдают и никогда не достигают счастья. Местами тяжко, аж выть хочется. Местами изумляет, как они умудряются любить и чувствовать себя счастливыми среди этого всего.

Под катом[горшок]горшок.
IMG_20210727_172259
книги

Стина Джексон, "Серебряная дорога"

Джексон_сереб_дорогаКак видно по обложке, нам обещают сразу всё и ещё немного.
Должна признать, что для дебюта это действительно сильная вещь. Добротный скандинавский детектив, не слишком следующий  книжным и кинематографическим штампам последних десятилетий, не слишком уходящий от уже устоявшейся стилистики и композиции этого жанра.
Как я уже коротко заметила раньше, текст очень фактурный и антуражный. Авторка создаёт визуальный ряд сцен и даже их чувственное наполнение очень последовательно и аккуратно, добавляя тут и там небольшие детали, погружающие читательницу в реальность происходящего очень эффективно. Мелочи: вес тела человека, облокотившегося о капот машины; запах пота; комары, липнущие к лицу; грубая шерсть собаки, которая подбежала и плюхнулсь рядом с голой ногой персонажа. Ничего ужасного большую часть времени, но благодаря накапливающемуся эффекту от таких деталей мы начинаем уже в самом начале тяготиться этими прекрасными вроде бы лесными местами и этими неплохими, в сущности, людьми.
Места дивные: север Швеции, Норрланд. Лето, белые ночи, глухие леса, птицы поют сутками напролёт.
Измученный своей потерей немолодой школьный учитель каждую ночь садится в машину и колесит по округе, пытаясь отыскать следы своей дочери, старшеклассницы, пропавшей три года назад.
Эти поиски, мучительно-завораживающее кружение как в лабиринте - без путеводной звезды, но в надежде найти выход, составляют своего рода скелет повествования, на котором постепенно нарастет всё остальное: обстоятельства, люди, события, последствия. Лелле не может перестать искать, пока не найдёт, даже если раз за разом будет находить не то и не так.
Мея тоже ищет, хотя её поиски не имеют такого яркого географического выражения. Мея - дочь больной и, мягко говоря, социально неустроенной женщины. Всё её детство прошло в переездах, полуголодном перебивании с хлеба на воду, с пособия на интернатские харчи - но мать раз за разом выдёргивает её из рук государства, из едва наметившегося покоя, и очередного дома и тащит, тащит в новые места, к новой показавшейся было удаче, а проще говоря - к новому мужику. Мея чудовищно несчастна, созависима, зациклена на мечте о "нормальном доме", а кроме того - о ней особо некому беспокоиться кроме матери и очередного "наконец нормального мужика". Она отлично подходит на роль жертвы, хотя поначалу кажется, что ей наконец повезло попасть в добрую семью, сойтись с хорошим мальчиком (им по семнадцать, ну и что? Она умная и тихонько пьёт пилюли) и начать новую жизнь.
Но всё не то, чем кажется.
Сюжет этой книги - что северное лето. После майского похолодания и июньских дождей вдруг приходит обжигающая жара, и две-три недели кто-то верит в счастье, а кто-то умирает от тоски. А потом однажды дует северный ветер, и за сутки тепло уходит, всё меняется.

В конечном итоге Лелле найдёт дочь. В разных смыслах. Концовка романа на мой вкус немного слишком сиропная, а ей не верю. Я не психологиня, и не могу знать - способен ли человек одолеть очень сильную травму, вплоть до ПТСР (судя по эпизодам бешенства и отчаяния, приключавшимся с Лелле) с помощью заботы о другом человеке. Всё-таки, люди - не котики...
Но как минимум ради настроения и атмосферы стоит читать.
А также ради прочувствованного пинка в адрес "выживальщиков" и прочих любителей теории заговора, каковые в этом романе присутствуют и играют значительную роль. Авторке удалось виртуозно написать те самые человеческие образцы, которые в обычных обстоятельствах кажутся симпатичными и вменяемыми, но стоит поднять вопрос "покушения государтсва на свободу граждан" - и они превращаются в настоящих фанатиков, способных... на многое.

Про-фем ли позиция авторки? Если не пытаться предъявлять ей за то, что женщины тут не лучше мужчин (так же врут, делают гадости исподтишка, пьют и т.д.), то, пожалуй, да. Трезвым и жестким взглядом она смотрит на попытки женщин по-разному приспособиться к жизни и её ударам, и делает очевидный вывод: до сих пор мужняя жена, свободная любовница, образованная или едва грамотная - женщина всегда тащит воз и получает удары, больше или меньше. Вот, может, Мея будет другой. Если сироп финала не растает слишком быстро и приёмный отец сможет помочь ей справляться самой, без опоры на мужчин.

Не понравилось мне тут только очень скомканное разъяснение обоснуев преступника. Вроде и всё рассказали, а ощущения завершённости нет. Возможно, из-за того, что, оберегая интригу, авторка маловато оставила намёков и слабовато обозначила странности отдельных персонажей. Хотя, возможно, я придираюсь - в конце концов, я заподозрила виновника всё-таки довольно рано. И была довольна прочитать подтверждение)